Зачем "играть в школу"

 

Если с помощью логики и воображения отступим, скажем, от сегодняшнего дня первоклассника назад во времени на пять лет, поближе к рождению, то обязательно вспомним, какими широкими движениями руки с зажатым в кулак карандашом дети рисуют. Эти признаки — карандаш в кулаке — взрослые замечают и хорошо помнят.

А ведь главное в другом — когда дети начинают в первый раз двигать прутиком по воде или по песку, мелком по асфальту, карандашом по бумаге с целью оставить след — дети впервые в жизни учатся управлять своим взглядом.

Сначала дети фиксируют предмет в руке (учатся хватать, потом отпускать - помните?); затем следят за результатом соприкосновения (стучат, возят).

Наконец всё внимание на зрительный контроль за движением конца прутика, края мелка или самого кончика грифеля карандаша — палка, палка, огуречик, получился... Человечек! Вся эта титаническая работа мозга с мышцами — от первого удачного поворота головы младенца в сторону маминого голоса, до попадания соской в рот и ложкой в чашку — шла более двух лет жизни и была совершенно незаметна для родителей, но не для окружающих.

Следующий этап освоения движения предметом, оставляющим след (после «рисование» —это «письмо») требует всё более точной синхронизации перемещение взгляда вслед за всё более мельчающими движениями перемещаемого всего тремя пальцами карандаша или ручки. Приходится больше тренироваться, много больше, чем это возможно во время урока в школе.

<meta name="description" content="..."/>

<meta name="description" content="..."/>

 

Врачи отряда космонавтов выяснили, что у здоровых взрослых людей, желающих стать космонавтами, главными были проблемы в точности как у первоклассников — те и другие должны были преодолевать "панику ума" в длительной стрессовой ситуации.

Врачи установили, что каждый следующий за "первым сентября" учебный день, проведённый впервые в жизни ребёнком в школе, у космонавтов можно приравнять (вы, наверное, не поверите...) к парашютному прыжку из самолёта.

Вы все, конечно, знаете, что космонавты никогда, то есть ни на одном из этапов своего полёта, не пользуются парашютом, но… В отряде космонавтов ум взрослых — как и первоклассников — стали тренировать с помощью «повторяемости и постепенности».

Из раза в раз задание многочисленных парашютных прыжков повторялось. Во время свободного падения (да раскрытия парашюта) надо было провести элементарный математический устный подсчёт и сообщить результат инструктору; затем по ручному высотомеру отследить снижение своей высоты с пяти до двух с половиной тысяч метров; сообщить об этом инструктору и после его разрешения открыть свой парашют.

Именно за счёт «повторяемости и постепенности» первокласснику, но увы, не каждому, к сожалению, удаётся преодолеть стресс «первого сентября» и остановить «панику ума» естественным путём.

<meta name="description" content="..."/>